Январь Зигфрида Мейеровица



79 лет назад Латвийская Республика была признана de jure 26 января 1921 года страны Антанты признали Латвийскую Республику de jure. Этот день для молодого Латвийского государства был, возможно, не менее важен, чем День провозглашения независимости 18 ноября 1918 года. Всего два с лишним года потребовалось нашим дипломатам для того, чтобы Латвия стала полноправным и официально признанным членом мирового сообщества. Во главе этого процесса стоял человек-легенда - сын провинциального врача из Дурбе Зигфрид Анна Мейеровиц.

Британский лорд и сын курляндского врача 11 ноября 1918 года подписанием перемирия на Западном фронте официально завершилась первая мировая война. В тот же день произошло событие, поначалу затерявшееся среди восторгов и ликования, охвативших Старый Свет. Министр иностранных дел Великобритании лорд Артур Бальфур направил письмо никому не известному представителю неведомого Национального собрания несуществующей страны о том, что правительство Его Величества Георга V, монарха Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, de facto признает независимость ... Латвийской Республики. Адресата британского министра звали Зигфрид Анна Мейеровиц. Лорд Бальфур, известный своей Декларацией 2 ноября 1917 года, признававшей право еврейского народа на самоопределение, был верен себе: министр одной из сверхдержав открыто выступил за право на независимость малой нации. Лишь через неделю после письма лорда Бальфура независимость Латвийского государства была официально провозглашена в Риге.

Тридцатилетний Мейеровиц, входивший в руководство основанного Карлисом Улманисом Крестьянского союза Латвии, начал свою политическую деятельность с отстаивания идеи автономии Латвии в отношениях с Россией после февральской революции. В конце 1917 года он отправился в свою первую дипломатическую миссию в Лондон, где его деятельность увенчалась блестящими успехами. Именно благодаря Мейеровицу консервативный британский политический истеблишмент впервые услышал о небольшом народе на берегу Балтийского моря. Его личные контакты с лордом Бальфуром в немалой степени способствовали британскому признанию de facto.

После провозглашения независимости Латвии 18 ноября 1918 года Мейеровиц стал первым министром иностранных дел молодого государства.

Именно усилиями Мейеровица в 1920 году были подписаны мирные договоры с Германией и с Советской Россией, согласно которым Россия "на вечные времена отказывалась от территориальных претензий" к Латвийской Республике 26 января 1921 года явилось, пожалуй, вершиной дипломатической карьеры Мейеровица: в этот день страны Антанты признали Латвийское государство de jure, после чего Латвия была принята в Лигу Наций. В том же 1921 году Зигфрид Мейеровиц сменил Карлиса Улманиса на посту премьер-министра страны.

Мейеровиц был трезвым и прагматичным политиком. Вопросы без-опасности государства всегда были для него приоритетными. Незадолго до своей гибели в автокатастрофе в 1925 году в интервью рижскому корреспонденту немецкой газеты Vossische Zeitung Бернхарду Лэми он сказал: "Латвия никогда не будет стремиться к тому, чтобы стать барьером между Западом и Востоком. Основой нашей внешней политики всегда будет сближение с Германией и Россией. Мы должны сотрудничать и в области экономики, и в вопросах европейской безопасности".

На полпути Первой республики.

Число "26", видимо, в определенной степени символично для нашей страны. Ровно через семьдесят лет и семь месяцев после первого признания Латвийского государства de jure Исландия была первой из стран, юридически признавшей восстановленную независимость Латвийской Республики. 26 августа 1991 года, через несколько дней после провала последней попытки реанимировать тонущую империю Латвия второй раз в истории ХХ столетия начала путь официального признания и была принята в международное сообщество.

Мы прожили уже половину того срока, который судьба отвела независимой довоенной Латвии. Но мы не прошли и трети того пути, который был пройден нашими предками за десятилетний период. Кому-то вспомнится бесконечный экспорт латвийского масла, молока и бекона... Кто-то ностальгически вспомнит о том, что и промышленные гиганты - не только детище неразумной индустриализации послевоенного периода: и VEF, и Vairogs (ныне - Рижский вагоностроительный завод), и Erenpreiss (в послевоенные годы -Sarkanќ Zvaigzne) благополучно существовали и в дооккупационное время... А мне почему-то в эти дни все больше вспоминается другая, более очевидная статистика: в тридцатые годы студенты составляли 0,3% от всего населения страны, и показатель этот был самым высоким в Европе. И если наши дипломаты в какой-то степени пытаются продолжать дело, у истоков которого стоял Зигфрид Мейеровиц, то политикам, клянущимся в приоритетности образования в стране, не лишним было бы помнить об этой статистике...

Равно как и о масштабе личностей, стоявших у истоков первого независимого Латвийского государства...

Вчера иракские врачи клиники в городе Басра в очередной раз потребовали приезда ученых мужей из Королевского научного общества Великобритании в их страну, чтобы на месте ознакомиться с последствиями натовских бомбардировок этого региона сотнями урановых бомб в 1991 году.

Ирак, по просьбе властей этого государства, уже посещала комиссия Всемирной организации здравоохранения. Однако эксперты ВОЗ, по свидетельствам международных наблюдателей, на самом деле даже не пытались исследовать связь между довольно высоким уровнем раковых заболеваний в некоторых регионах Ирака и натовскими бомбардировками.

Вчерашнее обращение к британцам ведущий специалист онкологического отделения больницы Басры подкрепил соответствующими схемами и графиками, на которых уровень заболеваемости лейкемией (раком крови) просто зашкаливает за все возможные пределы. Кроме того, иракские врачи ссылаются также на данные о высокой смертности среди американских ветеранов войны в Персидском заливе, которые воевали в южных районах их страны.

Само же Королевское общество вчера пока еще не определилось с выводами. Наблюдатели сходятся на том, что ученые просто боятся создать опасный прецедент, и вслед за Ираком к ним обратятся власти Югославии по поводу бомбежек их территории подобными бомбами.

Автор: Денис СИМАКОВ, Вадим Трушин, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha